fbpx

Е-commerce проекты в Украине

In: Статьи правовая тематика 11 Окт 2019

ХХІ век невозможно представить себе без информационных технологий, интегрированных во все сферы общественной жизни, давших значительный толчок новой ступени развития мировой экономики – отрасли электронной коммерции. Современное поколение совсем по-другому воспринимает информацию, так как почти постоянно находится в информационном потоке. Не секрет, что все большее количество людей отдает предпочтение IT-проектам, попыткам создать или вывести бизнес в сеть, да и вообще –  предпочитают любую интернет-деятельность традиционным профессиям. По данным Ecommerce Europe, средняя доля мировых интернет-продаж составляет 9-10% от всего товарооборота. Лидерами таких продаж, несомненно, являются США и Китай, доход которого от онлайн соглашений составляет около $766, 5 миллиарда в год. Украина же достаточно далека от мирового ТОП-10, однако является наиболее динамичной в развитии e-commerce среди стран Европы.

Исходя из этих тенденций, развитие информационного общества стало приоритетным заданием большинства государств. Так, международные требования ведения электронного бизнеса в 90-х годах были установлены Директивами ЕС и в начале двухтысячных имплементированы в национальное законодательство стран бывшего СНГ. Профильный закон об электронной коммерции в Украине был принят только в 2015 году, поэтому можно констатировать, что отечественный институт электронной коммерции находится лишь на начальной стадии регулирования рынка.

 

По классификации UNCITRAL к electronic commerce относят такие формы:

  • электронный обмен информацией (Electroniс Data Interchange, EDI);
  • электронное движение капитала (Electronic Funds Transfer, EFT);
  • электронная торговля (e-trade);
  • электронные деньги (e-cash);
  • электронный маркетинг (e-marketing);
  • электронный банкинг (e-banking);
  • электронные страховые услуги (e-insurance).

 

Кроме того, классификация осуществляется и по субъектному составу:

  • бизнес-бизнес (buisness-to-buisness, B2В);
  • бизнес-потребитель (buisness-to-consumer, B2C);
  • бизнес-администрация (business-to-administration, B2A);
  •   потребитель-администрация (consumer-to-administration, C2A);
  •   потребитель-потребитель (consumer-to-consumer, C2C).

Следует отметить, что в Украине не рассматриваются отношения С2А и С2С, поскольку в соответствии со ст. 1 ЗУ об электронной коммерции действие закона не распространяется на отношения, субъектом которых является физическое лицо,  осуществляющее продажу товаров, но не имеющее статуса ФЛП (и не осуществляющее деятельность через юридическое лицо), если сторонами не обусловлено другое («обычные» электронные договора между ними регулируются общими нормами ГК Украины); не распространяется и на органы государственной власти при осуществлении ими публичных функций, в том числе – закупок.

Таким образом, в украинской практике под e-commerce по большей части понимают взаимодействие бизнес-субъектов с потребителями при реализации последними   товаров, услуг, то есть это В2С как элемент розничной торговли в Интернете. Отождествление электронной торговли и собственно коммерции не является достаточно корректным по международным стандартам, кроме того, они разграничены и самим законом, однако этими понятиями оперируют достаточно редко.

Электронная коммерция является системной отраслью и включает отношения в сфере электронных правовых сделок, электронных договоров, документооборота в целом, использования электронных подписей, осуществляющихся при помощи сетей электросвязи. Кроме того, регулирование отношений осуществляется рядом смежных нормативных актов, в частности – законами об электронных цифровых подписях, о платежной системе, а также многочисленными постановлениями правления Нацбанка и др.

Отношения e-commerce в Украине возникают в связи с заключением правовых сделок в электронной форме и с помощью информационно-телекоммуникационных систем. Е-договор имеет юридическую силу заключенного в письменной форме, должен быть зафиксированным в электронном документе, выражать волю сторон на его заключение с помощью сети связи, быть подписанным сторонами в определенном законом порядке, содержать существенные условия для такого вида правовой сделки. Несоблюдение этих требований, аналогично письменным договорам, может повлечь за собой недействительность или расторжение правовой сделки. В качестве сторон договора выступают субъекты электронной коммерции – хозяйствующие субъекты и лица, которые приобретут товары/услуги. Перечень правовых сделок, которые могут быть совершены, в целом не ограничивается параметрами их вида и предмета. По сравнению с традиционными формами хозяйственной деятельности, e-commerce имеет весомые преимущества, в частности, – снижает расходы на организацию и поддержку бизнеса, содержание персонала, аренду торговых и складских помещений, увеличивает оперативность заключения договоров, обеспечивает расширенный ассортимент продукции, высокую конкурентоспособность и тому подобное. В последнее  время наблюдается большая конкуренция среди онлайн-сервисов во всех секторах хозяйственной деятельности.

 

Анализируя сам Закон Украины об электронной коммерции, следует отметить следующее.

Уже упомянутое выше ограничение предмета правового регулирования и сведение его фактически только к торговой деятельности.

  1. Отсутствие соотношения с нормами ХК Украины, невзирая на то, что целью электронной коммерческой деятельности, согласно закона, является получение прибыли, то есть это является предпринимательством, хозяйственной коммерческой деятельностью, направленной на реализацию продукта/предоставления услуг, имеющих определенную цену/стоимость. Заключительные положения закона содержат изменения в ГК Украины и в закон о защите прав потребителей, однако о ХК Украины упомянуто не было (что также может быть предметом дискуссии – является ли необходимым в отечественном правовом пространстве Хозяйственный кодекс).
  2. Недостаточная безопасность и персональные данные. Одним из существенных изменений, внесенных законом об электронной коммерции, является закрепление за продавцом права на обработку персональных данных пользователей с момента проставления отметки о разрешении на использование данных согласно цели обработки. Как правило, такая отметка включается в форму регистрации на сайте магазина. При осуществлении расчетной операции предоставляется также собственно платежная информация. В свою очередь, онлайн-продавцы обязываются обеспечить защиту предоставленных персональных данных в соответствии со специальным законом.

 

Можно погрузиться еще глубже

«Реклама – двигатель торговли», и, бесспорно, каждый продавец не захочет тратить средства на неактуальную рекламу. Развитой в последние годы таргетинг целевой аудитории постепенно углубляется в сторону персонализации, сбора и выделения данных о конкретном индивидууме для анализа его личных потребностей и индивидуальных вкусовых предпочтений. Достижения искусственного интеллекта в персонализации рынка поражают шириной и глубиной возможностей. Независимо от того, будет ли использовать владелец бизнеса специальные программы, штат маркетологов или программистов, – с правовой точки зрения происходит сбор и обработка персональных данных, а следовательно – должны быть внедрены системы для их защиты, приведенные в соответствие с законодательством.

Эта проблема становится еще актуальнее с принятием EU General Data Protection Regulation (GDPR), поскольку именно онлайн пространство является мультинациональным, поэтому должно заведомо отвечать мировым стандартам.

Таким образом, базы данных субъектов электронной коммерции содержат большой  объем конфиденциальной информации покупателей, которые постоянно становятся мишенью хакеров и могут выступать в качестве самостоятельного объекта продажи недобросовестных трейдеров. Следует отметить, что закон не может обеспечить  защиту IТ-технологий, однако улучшение соответствующего законодательства, в том числе криминального, относительно преследования и противодействия мошенническим схемам и киберпреступности должно стать приоритетным заданием. Нуждаются в развитии и сами компьютерные технологии. Потребитель в свою очередь должен самостоятельно оценивать надежность онлайн-магазина.

  1. В периодике высказывается мысль, что закон усиливает налоговый контроль над хозяйствующими субъектами в связи с тем, что последние правомерно могут использовать электронные документы в налоговой отчетности. Однако мы не поддерживаем такую позицию, как и собственно разработчики законопроекта, поскольку налогообложение e-commerce проектов осуществляется на основе общих принципов начисления налогов, и закон не предусматривает введения специальных требований относительно этого.
  2. Следует развенчать еще один миф, который тревожит субъектов e-commerce:   возможность подписи электронных договоров только с помощью ЕЦП
    (ECP), не весьма широко использующейся рядовыми гражданами. Однако это не так: в ст. 12 ЗУ об электронной коммерции предусмотрены 4 формы подписи, и нет оснований говорить о невозможности использовании какой-то из этих форм. Практика, в том числе судебная, подтвердила достаточность использования одноразовых идентификаторов (сгенерированные QR и цифровые коды в СМС), что свидетельствует о том, что права участников электронных правовых сделок не ограничиваются.

Что касается судебной практики, то следует обратить внимание на преобладание  дел по взысканию задолженностей по кредитным договорам, заключенным в электронной форме, а также по хозяйственным договорам поставки, а следовательно, электронные правовые сделки без проблем выполняются самими участниками коммерческих отношений и признаются судами.  

Таким образом, невзирая на то, что в Украине только начала развиваться  электронная коммерция, у нашего государства достаточно благоприятные перспективы развития этой отрасли, оно демонстрирует реальный спрос на новейшие технологии. Определенные проблемы, в том числе – несовершенная и распыленная нормативно-правовая база, невысокое доверие бизнеса, недостаточно развитая безопасность электронных платежей и защиты данных, тормозят развитие, однако они не являются  непреодолимыми и будут решаться.

Следует обратить внимание также на отзывы самих предпринимателей относительно Закона об электронной коммерции, который оказался достаточно лояльным и принципиально не  меняет уже давно устоявшиеся принципы работы добросовестных субъектов, нормативно закрепляя их. Закон, хотя и не охватывает все аспекты деятельности, не создает барьеры для деятельности «белого» бизнеса и поощряет диспозитивность отношений, ведь рынок является саморегулирующимся механизмом.

 

Авторы: юрист – Мария Шулякивская, адвокат – Алексей Яновский

Подписаться на новости

Подписаться на еженедельная дайджест новостей и быть в курсе событий

X